?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у vulgaris60 в Вместо главы из "Феноменологии преподавательского опыта"
Оригинал взят уmikbogatovв Вместо главы из "Феноменологии преподавательского опыта"
Я знаю, что, конечно же, все читали книжку Гадамера "Актуальность прекрасного", а точнее - этот сборник статей. Но, тем не менее, вот одна выдержка из статьи "Неспособность к разговору", которая весьма увязывается с одной из тех тем, которые я затрагиваю в "Феноменологии преподавательского опыта". Курсив - мой. Если Гадамер выделяет аспект монологичности в преподавании, то я бы хотел обратить внимание на элемент принудительности к этой самой монологичности, "долженствования" в дурном смысле слова. Преподаватель обязан говорить, ему не даётся право молчания. А говорить хочется и можется не всегда, особенно - если ещё при этом и думаешь то, о чём говоришь.

"Однако в ситуации, в какой находится учитель, заключена одна трудность, и перед нею большинство отступает. Это трудность поддерживать в себе способность к разговору. Тот, кто учит, полагает, что должен говорить, что он вправе говорить; чем более последовательно и связно он говорит, тем более убеждается в том, что способен передавать другим свое учение. Такова всем известная опасность, которую таит в себе кафедра. Воспоминание моих студенческих лет — семинар, который вел Гуссерль. Известно, что такие семинары должны быть по возможности разговорами — обсуждением научных проблем, в крайнем случае беседой учителя с учениками. Гуссерль, в начале 20-х годов вдохновенный сознанием своей философской миссии, этот фрайбургский маэстро-феноменолог, помимо прочего занимался и преподавательской деятельностью, которая на деле была, выдающейся. Но он не был мастером вести разговоры. На упомянутом семинарском заседании он поставил в самом начале вопрос, получил на него краткий ответ и затем, разбирая этот ответ, проговорил без перерыва два часа. Выходя в конце заседания из аудитории, он заметил своему ассистенту Хайдеггеру: "Да, сегодня была увлекательная дискуссия…"
Подобного рода факты, и привели к нынешнему кризису лекционных курсов. Тут вина за неспособность к разговору лежит на преподавателе, а поскольку он представляет науку, то и на монологической структуре современной науки, научной теории. Попытки разбавить лекцию дискуссией предпринимались в высшей школе неоднократно, но всякий разубеждались в противоположном; слушателю крайне трудно переходить от рецептивной установки к вопросам, к возражениям, лишь очень редко ему удается проявить инициативу. В конце концов непреодолимая трудность заключается в самой ситуации преподавания — с тех самых пор, как учитель уже не ведет беседу в небольшом, интимном кругу учеников. Уже Платон знал об этой трудности; нельзя вести разговор со многими одновременно, нельзя вести разговор даже в присутствии многих. Наши дискуссии на эстраде, за столом — это наполовину мертвые разговоры".


Comments

( 2 comments — Leave a comment )
desreiniger
Nov. 2nd, 2012 10:45 am (UTC)
Но ведь с тех пор сменилось несколько поколений преподавателей, в т. ч. учеников Гуссерля и Хайдеггера, и они научились излагать предмет более живо.
vulgaris60
Nov. 2nd, 2012 05:12 pm (UTC)
Дело ведь не только в этих двух персоналиях.
( 2 comments — Leave a comment )