?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В последнее время все чаще ловлю себя на ощущении, что устал читать все эти многочисленные новости, споры и обсуждения про реформу российского образования. Ещё по привычке вхожу в группы про образование в социальных сетях и просматриваю ежедневный поток разной информации по этому поводу. Попробовал ответить себе на вопрос «Почему так?».

Да, интересно спорят уважаемые Е.А. Ямбург и И.М. Реморенко о стратегиях развития образования. Да, правильно, наверное, поразмышлять, к чему приведет принятие 83 ФЗ. Да, очень важен вопрос, должен ли директор школы быть только менеджером. И т.д., и т.п. Только после всего этого возникает вопрос: «А что дальше, что после всех этих обсуждений?». Часто у меня складывается ощущение, что ничего. Пообсуждали, поспорили и разошлись.

Выскажу ещё более крамольную мысль: для меня бессмысленно обсуждение вопроса «А кто у нас будет новым министром образования и что это принесёт?». Да, неважно, потому что, извините уж, реальное изменение того, что происходит в классе, не зависит от министра образования. Я убежден в том, что реформа образования начнется только тогда, когда станет другим тип взаимодействия учителя и ученика на уроке, когда реально претерпит изменение учебный процесс. И зависит это напрямую от учителя и директора школы.

Попробую высказать ряд спорных тезисов, почему учебный процесс должен измениться и в каких направлениях.

«Наша молодежь любит роскошь, она дурно воспитана, она насмехается над начальством и нисколько не уважает стариков. Наши нынешние дети стали тиранами; они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат своим родителям. Попросту говоря, они очень плохие».

Скажите, согласны ли Вы с этим высказыванием? Только честно, не на публику, а в душе. Предположите, сколько Ваших педагогов согласны с тем, что те дети, что есть сейчас, явно хуже тех, что были раньше. Согласитесь, что одним из устойчивых мнений в педагогическом сообществе является то, что качество учащихся с каждым годом все ухудшается. Сколько раз мы с Вами слышим: «Эх, вот мои бы выпускники 90-го года эту задачку бы в два счета решили, а нынешние…», да и сами говорим подобное.

Теперь остановимся и подумаем: это ведь старая как мир история. «Вот, когда деревья были большими..», «Эх, были люди в наше время…». Не поверите, но приведенное выше высказывание принадлежит Сократу, жившему в 470—399 г.г. до нашей эры.

 

Тезис № 1. Они не плохие, а другие.

Я уверен в том, что нынешние дети не хуже, они просто сильно отличаются от нас с Вами. Думаю, что Вы тоже понимаете это, но нам важно обсудить, в чем они другие.

1. У них другая семья.

Вспомните традиционную семью 19 века, когда все жили вместе: бабушки и дедушки, родители, тети и дяди, дети и т.п. Мало того, ведь как было: в этой части деревни у нас все Исаевы, и все они наши родственники. Понятно, что и дети, и их воспитание было соответствующим. Всем ясно, что такой семьи уже нет.

В 20 веке появляется  другая семья. Я бы так сказал: наша с Вами. Привычная для нас модель семьи, которая живет чаще всего отдельно от остальных родственников, которая имеет детей и многое делает для их образования и развития. Такую семью можно назвать «детицентричной». Но посмотрите вокруг: такой семьи тоже уже нет.

Семьи наших учеников уже другие. Очень многие из них живут в неполных семьях или семьях, где у родителей это второй или третий брак. Это уже становится нормой. И мы слышим от детей: она мне сестра, но не совсем – у нее другие папа и мама. Кроме того, что очень важно: семья становится «взрослоцентричной». Папа с мамой, которые приходят с работы в 9 часов вечера, дети, которых отправляют летом на юг с няней и т.п. Семьи, где папа живет заграницей и периодически появляется. И т.д., и т.п.  Понятно, что и дети в такой семье становятся другими.

2. У них другой опыт.

Приведу замечательную историю от Анатолия Георгиевича Каспржака про его 3-летнюю внучку, которая, стоя перед большим плоским телевизором и видя на нем картинку, пытается, как на устройствах Apple, раздвинуть её руками. Ведь это уже совсем другой ребенок.

Задумаемся, что реально принес с собой интернет. Вспомните, когда мы с Вами в детстве шли гулять на улицу, наши родители очень хорошо себе представляли, с кем мы там можем встретиться. Мало того, зачастую они знали родителей наших детских друзей и недругов. Сейчас, когда мой 14-летний сын «тусуется» ВКонтакте, я прекрасно понимаю, что никакого представления о том, с кем он общается и что обсуждает, у меня нет. И какой, положительный и отрицательный опыт он там получает, тоже. Другой опыт, согласитесь!

3. У них другое поведение.

По результатам исследований до 11% российских школьников сейчас имеет синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Но что важно. Совершенно согласен с Евгением Александровичем Ямбургом, который сказал: «Вы можете на него кричать, ставить его в угол, но он внимания не держит, при этом интеллект у такого ребенка чаще всего в норме». Понимаете, с головой-то у них все в порядке, а вот поведение совсем другое.

4. У них другая история. 

Я родом из города Ульяновска, там прожил большую часть жизни, учился в школе и работал там. Когда сейчас на семинарах для директоров я говорю об этом и произношу слово «Ульяновск», вижу, что все в курсе. Для нас с Вами имя Ленина и все, что с этим связано, является общим контекстом. Когда я сейчас общаюсь с учениками и говорю «Ульяновск», у очень многих из них не возникает ровным счетом ничего. Зато, когда упоминаешь белые ленточки, все кивают, давая понять, что этот контекст им понятен. У них другая история.

 

Тезис № 2. Другим детям нужна другая школа

Есть четкое ощущение, что в силу принципиально других качественных характеристик учащихся необходимо двигаться в сторону серьезного изменения школы, где они учатся. Школа должна стать не хуже или не лучше той, что была, ей необходимо стать другой. Ниже попробую наметить направления движения.

1. Outdoor Clasroom (Школа без стен).

Одной из значительных тенденций современного зарубежного образования является вынос урока за стены классной комнаты. Эти гиперактивные дети не могут учиться, сидя друг за другом затылок в затылок. Необходимо переосмыслить урок, превратив его в нового типа экскурсию, придав ей характер игры, квеста, приключения.

И такие примеры в нашем образовании уже появляются: найдите материалы проекта «Гений места», в рамках которого дети выезжают в определенное место и изучают его историю, географию, биологию, экономику, выкладывая материалы в сеть и совместно решая задачи.

2. Школа реальной деятельности.

Уже банальностью является мысль, что обучения без деятельности не бывает. Но давайте задумаемся, какую деятельность мы предлагаем сейчас в школе. Мне кажется, что большинство учебных ситуаций у нас создаются искусственно. Но искусственно создаваемые учебные ситуации неэффективны, должна быть реальная деятельность с понятным результатом.

Пример. В одной из школ дети сами создают программы школьного радио. Ничего нового, скажите Вы: у нас и школьную газету делают и т.п. В чем отличие: радиопрограмма, которую сегодня ученики сделали на уроке, вечером пойдет в реальный эфир. Да, пока в интернете, но главное: я как родитель могу вечером послушать то, что сделал мой ребенок. И учащиеся понимают, что это не искусственно создаваемая ситуация обучения записи звука, а другое. Тогда сразу возникают вопросы «А кто будет слушать эту программу?, А как, в связи с этим, лучше выстроить программу? и т.п».

3. Школа культурных образцов.

Думаю, что если любого из Вас разбудить ночью и спросить, как надо солить капусту, можно будет получить исчерпывающий ответ на этот вопрос. Не задумывались, откуда Вы это помните, хотя специально не ставили себе задачу это изучить?

Из детства, я полагаю. Мне вспоминается, как в детстве мы с сестрой вместе с родителями солили на зиму капусту. Это был целый процесс нарезки капусты и моркови, перемешивания и перетирания, укладки в 3-литровые банки с обязательным уминанием содержимого. Что важно: это был совместный процесс с разговорами и воспоминаниями о том, как это же делали бабушки и дедушки.

На самом деле это и было обучение, мало того ещё и передача культурного образца. Передавался образец совместной деятельности. Но задавался этот образец не нашим традиционным путем: «Открываем тетради, тема «Засолка капусты», пункт № 1 и т.п.»

По-моему, одна из важнейших целей школы и учителя - быть мерилом культуры и способом её передачи и роста. 

4. Школа другого наказания.

Видов наказания на Руси было великое множество - сажание на кол, битье батогами и кнутами, вырывание ноздрей, закапывание в яму и другие ужасные вещи. К сожалению, мы до сих пор не изменили наше понимание наказания. По-моему, этих других детей и наказывать надо по-другому, так как, Вы же видите, прежние способы («Вызову родителей в школу..», «Запишу в дневник..» и т.д.) перестают работать.

«Как?», - спросите Вы. Не знаю, если честно, но, может быть, как-то совсем по-другому. Вот, например, в южно–африканском племени "Бабемба" когда кто–то ведет себя безответственно или несправедливо, все племя от мала до велика бросает свои дела и окружает провинившегося. И каждый член племени по очередиговорит о хороших вещах, которые сделал человек в центре круга за свою жизнь, во всех красках и деталях. Так может продолжаться несколько дней. По окончании круг размыкается, и племя принимает назад в свои объятия обновленного человека.

 

Тезис № 3. Законы создаются внизу.

Выводы из всего вышеизложенного, наверное, понятны: другие новые дети требуют появления другой, действительно новой школы. Но, возвращаясь к началу статьи, обращу Ваше внимание на эпиграф. Я полностью согласен с уважаемым Михаил Михайловичем «Законы создаются внизу» и поэтому уверен, что появление новой школы не зависит от назначения нового министра образования.

Я убежден, что в силах школьных коллективов самим пытаться сделать другую школу для своих учащихся. Это не осуществишь очередными законами или концепциями и целевыми программами воспитания одаренных детей. Только изменяя по чуть-чуть каждый день то, что происходит на уроке, возможно двинуться вперед.

P.S. Выражаю большую благодарность Каспржаку Анатолию Георгиевичу, к.п.н., директору Центра лидерства в образовании НИУ Высшая школа экономики, Поливановой Катерине Николаевне, д.пс.н., профессору кафедры возрастной психологии факультета психологии образования МГППУ, Курбатову Рустаму Ивановичу, директору НОУ «Лицей «Ковчег» — XXI» за идеи другой школы и ценные мысли.

P.S. Примерно с этим выступал на VI Международная научно-практическая конференция «Информационные и коммуникационные технологии в образовании» в г. Екатеринбурге. Ниже запись пленарного заседания, мое выступление начинается с 1 ч 03 минут и длится 20 мин. Лучше открыть видео на весь экран, чтобы была видна презентация.

http://videovks.irro.ru/videos/video/129/

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
reineke
May. 29th, 2012 10:29 am (UTC)
2.1 - это сложно сочетать с привычной структурой курсов, когда есть некая последовательность в получении знаний и есть смысл именно в том, чтоб дети получали знания именно в этой последовательности. Тут нужен мощный методический взрыв :-)!

2.4 - наказание всегда состоит в лишении ценного, а у Бабембы, скорее, вариант стимуляции, что тоже неплохо, но гораздо сложнее...
shivarev
May. 29th, 2012 05:22 pm (UTC)
7 лет назад, когда я работал учителем в гимназии 176 г. Екатеринбурга и мы занимались системно методом учебных проектов та проблема, о которой вы пишете решалась деревом проектов (т.е. когда часть Учебного плана формировалась как перечень проектов, связанных между собой и темы из стандарта а следовательно и из учебных программ раскидывались между проектами). Другое дело, что для массовой школы это нужно как зайцу стоп сигнал. Но вот в условиях школы негосударственной и очень даже немассовой :-) все может быть гораздо интереснее. Есть и другие методические решения , преодолеваюшие эту сложность - в качестве примера можно привести Парк-школу Милослава Балабана или эксперименты по вероятностному образованию А.М.Лобка.
Кстати если вредничать (я чуть -чуть, простите :-) ) последовательно дети получают информацию, потом в обратной последовательности ее забывают. Знания вообще не последовательно получаются а возникают тогда когда происходит переход исследовательской деятельности с реальным (а не учебно-значимым) содержанием и настоящими целями.
reineke
May. 29th, 2012 06:37 pm (UTC)
в "других школах" - конечно, методический простор и эксперименты. Но в посте речь всё-таки о массах, как я понял.
unregis
May. 29th, 2012 11:36 am (UTC)
Тезисы 2.2 и 2.3 это на самом деле просто развитие сенсомоторных навыков. То, чего в обычной современной школе нет вообще. Многие вообще не верят в то, что есть вещи, которым невозможно научить, рассказывая или посредством книг. Можно только непосредственно показать, как надо. Показать руками, невербально. А ведь любое ремесло устроено именно так.
Что до законов и законодателей, то, на мой взгляд, они просто фиксируют происходящие в обществе негативные тенденции. Никто не знает, как надо преподавать астрономию - так отменим ее.
shivarev
May. 29th, 2012 05:37 pm (UTC)
То, про что пишет Дима не обязательно сенсомоторные вещи Научное исследование тоже деятельность. И как это делается показывается не руками, также как, например, практика управления. Тоже не руками но тоже важно. Проблема в том, что школа схоластична, а не деятельностна Но она ведь и называется школа (похоже на схоластику, верно? :-) )
lugermaxotto
May. 29th, 2012 12:20 pm (UTC)
1.1- 1.4 Думаю, вопрос сильно заужен. Нынешнее общество вообще очень другое. Мобильник сильно изменил структуру связности общества, а уж дешёвый мобильник и дешёвый интернет...
У нынешнего поколения подростков совершенно другая не история- совершенно другая доступность информационных ресурсов, куда там Информаторию из Стругацких.
1.3- еще раз. У меня нет уверенности в том, что возросло числ детей с СДВГ. Вот что его научились диагностировать запросто- это да.
Критичным компонентом я вижу слабое развитие аналитического и критического мышления. Слабого не относительно прошлого (не знаю, не уверен), но относительно нынешних информационных реалий.
( 6 comments — Leave a comment )